Выставка «Викентий Викентьевич Вересаев. Жизнь и Творчество»

Дата публикации:

Редкое творческое долголетие выпало на долю В. Вересаева. Ему не было  и девятнадцати лет, когда 23 ноября (5 декабря) 1885 года журнал и "Модный свет" напечатал его стихотворение "Раздумье", и с тех пор вплоть до последнего дня своей жизни - 3 июня 1945 года, - он никогда не оставлял  пера.  Современник М. Салтыкова-Щедрина  и  В. Гаршина, В. Короленко  и  Л. Толстого,  А. Чехова  и М.Горького, М.Шолохова, А. Твардовского, Л. Леонова...  Крах  народничества,  три  русские революции, русско-японская, империалистическая,  гражданская  и Великая  Отечественная войны - таковы исторические вехи,  которые определили  судьбы  вересаевских персонажей. Как говорил сам писатель в 1935  году  на  вечере,  посвященном пятидесятилетию его литературной деятельности,  прошлое  не  знало  "ничего подобного тому бешеному ходу истории, подобно курьерскому поезду мчавшемуся, который на протяжении моей сознательной жизни мне пришлось наблюдать".

Талант В. Вересаева был на редкость многогранен. Кажется, нет  ни  одной области литературного творчества, в которой  бы  он  не  работал.  Он  писал романы, повести, рассказы,  очерки,  стихи,  пьесы,  литературно-философские трактаты,  выступал  как  литературовед,  литературный критик,   публицист, переводчик.  Но,  несмотря  на  долгую  жизнь  в литературе  бурной   эпохи социальных сломов, несмотря на многоплановость  литературной  деятельности, В. Вересаев – писатель удивительно цельный. Двадцати  двух  лет,  24  октября 1889 года, он записал в дневнике: "...пусть человек во всех кругом чувствует братьев, - чувствует сердцем, невольно. Ведь это -  решение  всех вопросов, смысл жизни, счастье... И хоть бы одну такую искру бросить!" Весь  жизненный и литературный путь В. Вересаева - это поиски ответа на вопрос,  как  сделать реальностью общество людей-братьев. Оно неизменно оставалось  тем  идеалом, борьбе за который писатель отдавал весь свой труд, свой талант, всего себя.

В 1884 г. поступает на историко-филологический факультет Петербургского университета.

«Кончил гимназию в 1884 году, 17-ти лет, и поступил в Петербургский университет, на историко-филологический  факультет; шел по историческому отделению. С теплым чувством вспоминаю  проф.  А.В.Прахова, со страстью и блеском читавшего историю греческого искусства, и проф. В.Г.Васильевского, известного византиста, читавшего среднюю историю; читал он тихо и монотонно, не ослеплял широкими картинами и обобщениями, которые приходилось бы брать на веру; но умел заставить слушателей самостоятельно думать и разбираться в исторических данных. С увлечением еще слушал приват-доцента  В.И.Семевского, начавшего читать курс русской истории восемнадцатого века… Университетской наукой я занимался без любви,  усердно посещал только Васильевского и Прахова. На экзамены шел, часто не зная экзаменатора в лицо. Но деятельно и с  увлечением участвовал в разнообразнейших студенческих кружках, лихорадочно жил в напряженной атмосфере самых острых  общественных, экономических и этических вопросов».

Первые литературные опыты Вересаева -  рассказы «Скверный мальчишка» (1886), «Загадка» (1887), многочисленные стихотворения - свидетельства серьезных раздумий над жизненным назначением человека, первые попытки разуверившегося современника «отвоевать надежду». После окончания университета в 1888 году Вересаев, к тому времени уже твердо решивший стать писателем, поступает на медицинский факультет университета в Дерпте (ныне г. Тарту).

«…Моею мечтою было стать писателем, - говорил Вересаев по этому поводу, - а для этого представлялось необходимым знание биологической стороны человека, его физиологии и патологии».

В 1895 году Вересаева увлекли более радикальные политические взгляды: писатель завязал тесные контакты с революционными рабочими группами. Участие в политической жизни обусловило темы его творчества. Художественную прозу Вересаев использовал для выражения общественно-политических и идейных взглядов, показывая в своих повестях и рассказах ретроспективу развития собственных духовных исканий. В его произведениях заметно преобладание таких форм повествования, как дневник, исповедь, споры героев на темы общественно-политического устройства. Герои Вересаева, как и автор, разочаровывались в идеалах народничества. Но писатель старался показать возможности дальнейшего духовного развития своих персонажей.

«В «большую» литературу вступил повестью «Без дороги»...»  -  это слова из автобиографии В. Вересаева, написанной на склоне лет. Но и тогда, в 1894 году, именно с повестью «Без дороги» связывал он определение своего жизненного пути.

«Без дороги» — повесть о пережитом и передуманном. Это отповедь поколению, «ужас и проклятие» которого в том, что «у него ничего нет». «Без дороги, без путеводной звезды оно гибнет невидно и бесповоротно...».

Повесть написана в форме исповеди-дневника молодого врача Дмитрия Чеканова, не сумевшего претворить в жизнь свои мечты о служении народу. Он отказался от научной карьеры, от обеспеченного и уютного дома, бросил все и пошел на земскую службу. Но его деятельность и деятельность подобных ему подвижников мало что меняла в положении народа, который, привыкнув ненавидеть барина, отвечал Чекановым недоверием и глухой враждебностью. В. Вересаев отверг народническую программу создания общества людей-братьев. Но взамен ничего предложить не мог. Фраза из дневника: «Истина, истина, где же ты?..» — стала в те годы лейтмотивом его жизни.

В начале века общество потрясли вересаевские «Записки врача» (1901), в которых писатель изобразил ужасающую картину состояния врачебного дела в России. Выход Записок вызвал многочисленные критические отзывы в печати. В ответ на обвинения в неэтичности вынесения на общественный суд профессиональных медицинских проблем писатель вынужден был выступить с оправдательной статьей по поводу «Записок врача»: ответ моим критикам» (1902). Своеобразие книги Вересаева заключается в том, что это не записки старого, опытного врача, подводящего итоги своим наблюдениям и размышлениям, выработавшего определенные ответы на все сложные вопросы врачебной науки; это также не записки врача-философа, глубоко проникшего в суть науки. «Я, — говорит В.В. Вересаев, — обыкновенный средний врач со средним умом и средним знанием; я сам путаюсь в противоречиях, я решительно не в силах разрешить многие из тех тяжелых, настоятельно требующих решения вопросов, которые возникают передо мною на каждом шагу».

Работая над книгой, Вересаев штудировал медицинскую литературу и периодику, протоколы научных медицинских обществ, письма врачей, статистические отчеты, материалы врачебных съездов. В итоге была создана впечатляющая объективная картина состояния не только современной медицины, но и общества в целом. Немалое место в ней занимают вопросы обучения профессии, ярко описываются переживания студента-медика.

Социальная заостренность творчества В.Вересаева, стремление говорить с читателями о самых злободневных вопросах общественной жизни страны постоянно рождали в прессе страстные споры вокруг его произведений. Но дискуссия о «Записках врача» по количеству участников и страстности тона ни с чем не сравнима. «Записки врача» вызвали одобрение Л.Н.Толстого, а Л.Андреев писал о них в московской газете «Курьер» 6 декабря 1901 г. прямо-таки восторженно: «По редкому бесстрашию, по удивительной искренности и благородной простоте книга г. Вересаева «Записки врача» принадлежит к числу замечательных и исключительных явлений не только в русской, но и европейской литературе... нельзя не уважать г. Вересаева как смелого борца за правду и человечность... ».

«Записки врача и по сей день не утратили своего общественного и даже (несмотря на прогресс науки) медицинского значения.

В качестве военного врача Вересаев участвовал в русско-японской войне 1904–1905гг., события которой в присущей ему реалистической манере изобразил в рассказах и очерках, составивших сборник «На японской войне» (полностью опубл. 1928). Описание подробностей армейской жизни совмещал с размышлениями о причинах поражения России. Тема двух властей — власти самодержавной и власти народной, — одна из центральных в записках «На японской войне» и «Рассказах о японской войне». В трудную минуту проверяется духовная сила людей, в трудную минуту проверяется и жизнеспособность общества, и государства. Но «громоздкая машина шумит и стучит только для видимости, а на работу неспособна».

И снова в печати разгорелась жаркая полемика вокруг имени писателя. Записки «На японской войне» и «Рассказы о японской войне» были встречены охранительной критикой враждебно. Она усматривала в этих произведениях один из примеров общего похода литературы против существующего положения дел в русском обществе и стремилась приглушить тот резонанс, который получали записки и рассказы у читателя, показать их незначительность.В. Вересаева обвиняли в искажении действительности, непонимании смысла происходящих событий, из-за чего серьезную разработку темы он подменяет анекдотами и фельетонами, а записки «На японской войне» выдавались просто за нехудожественное произведение.

События революции 1905–1907 годов убедили Вересаева в том, что насилие и прогресс несовместимы. Писатель разочаровался в идеях революционного переустройства мира. В 1907–1910 годы Вересаев обратился к осмыслению художественного творчества, которое он понимал как защиту человека от ужасов бытия. В это время писатель работает над книгой “Живая жизнь”, первая часть которой посвящена анализу жизни и творчества Толстого и Достоевского, а вторая – Ницше. Сравнивая идеи великих мыслителей, Вересаев стремился показать в своем литературно-философском исследовании моральную победу сил добра над силами зла в творчестве и в жизни.

И когда в 1917 году Россию потряс новый революционный взрыв, Вересаев не остался в стороне, но отношение его к революции было по-прежнему сложным. Он приветствует Октябрь, он понимает большевиков за их самоотверженное служение социалистическим идеям, но и опасается, что разбушевавшееся море народных страстей может утопить социалистические идеалы, ибо от «взрыва огромных подземных сил» «вся грязь полетела вверх, пепел перегорелый, вонь, смрад».

Роман «В тупике» (1920–1923) подтверждает это. В тупик, по мнению Вересаева, зашла та часть старой русской интеллигенции, которая в служении народу видела смысл своей жизни, но Октябрь 1917 года не поняла и не приняла. Эта интеллигенция была В. Вересаеву дорога, и потому он тяжело воспринял ее социальный крах.

В 20-е и 30-е годы В. Вересаев отдает много сил литературоведческой и публицистической работе. Он работает над произведениями мемуарно-очеркового характера, впоследствии объединенными в книги: «В юные годы» и «В студенческие годы». Сложнейший процесс становления человеческого характера, характера русского интеллигента-демократа показан здесь писателем без малейшего желания выставить себя в выгодном свете. Вересаев оставил также воспоминания о своих современниках — Н.Михайловском и В.Короленко, Л.Толстом и А.Чехове, Л.Андрееве и Н.Гарине-Михайловском, В.Засулич и В.Фигнер. Он стремился говорить с самым широким читателем...

В 1926—1927 годах он создает обширный литературоведческий труд «Пушкин в жизни». Эта книга, в которой использованы многочисленные воспоминания современников Пушкина, имеет несомненную историко-литературную ценность.  В 1934 году появляется «дополнение» к книге «Пушкин в жизни» — «Спутники Пушкина». В статье «Великим хочешь быть — умей сжиматься» (1939) дает советы молодым писателям, опираясь на поэтическую практику Пушкина. А когда началась Великая Отечественная война, В. Вересаев в своей антифашистской публицистике широко использует патриотические стихи великого поэта («Пушкин о борьбе за родину»).

Последней книгой В. Вересаева, своего рода книгой итогов, стало весьма своеобразное в жанровом отношении произведение, названное им «Без плана». Он отдал ей двадцать лет из шестидесяти, посвященных литературе, и вложил в нее весь свой писательский опыт. «Без плана» — по сути, книга всей его жизни: многие страницы почти дословно воспроизводят заметки из дневников и записных книжек еще 80–90-х годов прошлого века, а последние строки относятся к 1945 году, к году смерти писателя. Книга состоит из трех циклов: «Невыдуманные рассказы о прошлом», «Литературные воспоминания» и «Записи для себя». Ее жанр определен в подзаголовке так: «Мысли, заметки, сценки, выписки, воспоминания, из дневника и т. п.». Их сотни, сотни документальных новелл и миниатюр — от довольно крупных мемуарных очерков до совсем коротеньких рассказов, просто отдельных наблюдений и замечаний автора порой всего в несколько строк, — спаянных в единое произведение. Появление такого жанра в творческой биографии В. Вересаева вполне логично, больше того — это снова итог, итог в определении писателем своей индивидуальности.

Последние годы жизни Вересаев посвятил переводу на русский язык «Илиады» и «Одиссеи». В тяжелые времена борьбы с фашизмом писатель напишет: «У нас и под гром пушек продолжается широкая культурная работа и предоставляются для нас все возможности». Писатель дожил до победы. Смерть настигла его за редактированием последней песни «Илиады» 3 июня 1945 года. Многолетний творческий труд Вересаева был отмечен Государственной премией первой степени.

 

Библиография:

  1. E II 22845 В. В. Вересаев. Полное собрание сочинений. Т. 1, 2. Издательство Маркса. Санкт-Петербург, 1913
  2. E II 20550 В. В. Вересаев. Полное собрание сочинений. Т. 1,2,3. М, 1929
  3. E I 33046 В. Вересаев. Два конца. М, 1955
  4. E I 8780 В. Вересаев. Рассказы. Санкт-Петербург, 1903
  5. 51/87317 В. Вересаев. Повести. Рассказы. М, 1988
  6. G II 12191 В. Вересаев. Записки врача. Санкт-Петербург, 1902
  7. 51/87394 В. Вересаев. На японской войне. Живая жизнь. Минск, 1988
  8. E II 35644 В. Вересаев. Живая жизнь. М, 1915
  9. 52/24949 В. Вересаев. Живая жизнь. М, 1999
  10. 52/26578 В. Вересаев. Литературные портреты. М, 2000
  11. 52/31881 В. Вересаев. Пушкин в жизни. М, 2001. Т.1, 2.
  12. 52/24797 В. Вересаев. Загадочный Пушкин. М, 1999
  13. 52/31869 В. В. Вересаев. Спутники Пушкина. М, 2001. Т 1,2.
  14. 61/1523 В. Вересаев. Илиада. Одиссея. М, 1987
  15. 4/51750 Сафо. Лира, лира священная. М, 2000
  16. 51/81166 В. М. Нольде. Вересаев. Жизнь и творчество. Тула, 1986
  17. E II 40040 А. Ф. Силенко. В. Вересаев. Тула, 1956

Метки: Выставки, Выдающиеся персоны